Чесні новини з усієї України!

Добровольные детские смерти: в Одессе обсудят интернет-безопасность детей

Добровольные детские смерти: в Одессе обсудят интернет-безопасность детей

В Одессе обсудят вопросы взаимодействия школы и семьи в вопросах интернет-безопасности, профилактики суицидального и других видов потенциально опасного поведения.

Как почувствовать, что «что-то не так», где грань между разумным родительским контролем и вмешательством в личное пространство, куда «бежать» в случае подозрения на участие ребенка в опасной группе — это и многое другое станет предметом обсуждения учителей и родителей. Об этом сообщила директор департамента образования и науки Одесского горсовета Елена Буйневич.

После череды подростковых смертей в Украине снова заговорили о так называемых группах смерти. Только за последние две недели в Киеве при аналогичных обстоятельствах погибли дети: они упали с балконов многоэтажек. А в Боярке и Умани с разницей в один день школьницы наглотались таблеток — одна из них умерла.

В то же время среди родителей в соцсетях распространяют предупреждения: проверьте, не состоит ли и ваш ребенок в так называемых суицидальных группах. Даже детский омбудсмен связывает новую волну смертей подростков с «опасными играми» в интернете. Причем они выходят далеко за рамки «ВКонтакте», распространяясь на другие соцсети.

В соцсетях стали появляться предупреждения и от родителей умерших детей. Которые прямо говорят о том, что подтолкнуть их к самоубийству могли группы смерти. При этом дети активно используют коды, VPN и всеми возможными способами пытаются скрывать от родителей свои переписки в чатах.

Сегодня много обвинений звучат в адрес киберполиции: почему бездействует, почему не контролирует соцсети, почему позволяет неизвестным преступникам безнаказанно губить детей. Руководитель детективного агентства «Бюро Рысь» Руслан Болгов считает такие упреки несправедливыми.

«Я год работал по «группам смерти» и разным смертельным челленджам. Около трех лет назад совместно с киберполицией мы искоренили это, насколько было возможно, добились внесения в Уголовный кодекс статьи о подстрекательстве к самоубийству, в том числе через интернет, — говорит эксперт по безопасности. – Если что-то появляется снова, мы гасим точечно и без огласки. Потому что если раздувать, то эта пошесть, как костер — охватит всех».

Детектив считает, что частое упоминание «групп смерти», а тем более их названий, может стать таким же нейролингвистическим программированием, как указание «не думать о белых обезьянах».

«С детьми нужно говорить о безопасности в целом, кибербезопасность должна стать обязательной дисциплиной в школе. А бить в какую-то одну точку нельзя, — уверен Руслан Болгов. – Это как Фредди Крюгер, который исчезал, когда о нем стирали память, и снова начинал убивать, когда вспоминали. Мне кажется, что сейчас кто-то хочет сделать на случившемся хайп и намеренно раздуть опасную тему».

«Если проблема есть, то о ней нужно говорить. Но ориентироваться, конечно, на взрослую аудиторию. Чтобы родители задумались о том, что делают и как проводят время их дети. Чтобы не просто учили, одевали и воспитывали, а видели своих детей», — говорит вице-президент Всеукраинской фундации «Защита прав детей» Алексей Лазаренко.

Опасные группы в соцсетях не срабатывают сразу. И, к счастью, способны влиять далеко не на всех.

«Жертв выбирают, как во время сеанса гипноза. Кто не смог разжать руки – тот выходит на сцену и слушает команды. Здесь попадаются дети, которым не с кем поговорить, — продолжает Алексей Лазаренко. – Трудно не заметить, что ребенок начинает рисовать странные картинки, что он недосыпает, потому что встает в четыре утра и выполняет какие-то задания. Но об этом вспоминают только после смерти. Поэтому говорить надо, но выбирать те слова и тональности, которые не затронут детский интерес, но будут понятны взрослым».

Top