Чесні новини з усієї України!

Делать деревянные корпуса детского лагеря 2-этажными было нельзя— свидетель по делу о пожаре в «Виктории»

Делать деревянные корпуса детского лагеря 2-этажными было нельзя— свидетель по делу о пожаре в «Виктории»

В Одессе продолжается суд над обвиняемыми по делу о пожаре в детском лагере «Виктория», в результате которого погибли три девочки.

25 ноября в Киевском районном суде допросили очередного свидетеля — экс-спасателя Михаила Вовка. Вовка допрашивали по делу Валерия Дьяченко, который на момент пожара в «Виктории», то есть осенью 2017 года, руководил ГСЧС в Киевском районе Одессы, и Леонида Бондаря, районного инспектора.

Он повторил звучавший ранее тезис, что делать деревянные корпуса для детей 2-этажными было нельзя, но воспрепятствовать этому ГСЧС якобы не могло — нет полномочий.

По словам Вовка, делать деревянные корпуса детского лагеря 2-этажными было нельзя. В ГСЧС, заявил экс-спасатель, наверняка бы запретили подобную стройку, но спасателей давным-давно лишили права согласовывать проектную документацию.

Кроме того, Вовк заявил, что четких требований к пропитке сгоревшего корпуса противопожарными смесями якобы нет.

«В данном случае не нужна была противопожарная обработка. Это деревянные здания, 5-я степень огнестойкости. Ты его как не обрабатывай, ничего не достигнешь. Другое дело глубокая пропитка, в автоклавах, когда бревна и рейки под давлением пропитываются и потом все это собирают. Но в данном случае — это деревянный сруб, к нему эти нормы не относятся», — заявил Вовк.

Кстати, тезис о том, что деревянные корпуса для детей не могут быть выше одного этажа, звучал в рамках дела «Виктории» и раньше. Об этом шла речь в одной из комплексных экспертиз. Ее заказал отец погибшей в пожаре Сони Мазур Анатолий.

Вообще, продолжил Вовк, решение о необходимости закрыть тот или иной объект должен принимать инспектор. Сам он обратиться в суд не может, тут должно подключиться начальство, но именно инспектор выезжает на место и решает, есть ли там угроза здоровью и жизни людей. Если есть — надо действовать. Причем если непосредственное начальство инспектора не слышит, тот якобы может дойти хоть до министра МВД.

Леонид Бондарь, по словам Вовка, действительно проверял «Викторию» несколько раз. Последний раз — летом 2017 года, буквально за 2 месяца до пожара. Нарушения были, но все они якобы не касались деревянных корпусов. Эти корпуса на момент проверки не были введены в эксплуатацию, а значит и проверять их было нельзя.

Тут стоит напомнить, что, по словам директора городского департамента образования Елены Буйневич, дети в деревянных корпусах жили задолго до пожара — еще в 2016 году.

Напомним, что пожар в коммунальном лагере «Виктория» произошел в ночь на 16 сентября 2017 года. В нем погибли три воспитанницы детского танцевального коллектива «Адель» — Анастасия Кулинич, Соня Мазур и Снежана Арпентий.

После пожара полиция объявила о подозрении сразу нескольким людям, но приговор пока получила лишь бывшая воспитательница лагеря Наталья Цокур. Она уволилась еще до пожара, но по бумагам числилась ответственной за пожарную безопасность.

Дело директор Петроса Саркисяна и его зама Татьяны Ланиной, которых обвиняют в нарушении правил пожарной безопасности, приведших к гибели людей, пока на паузе. Суд ждет новую, уже третью по счету экспертизу. Теперь из Харькова.

На скамье подсудимых после пожара оказалась и экс-заммэра Одессы Зинаиду Цвиринько. Ее дело уже третий год слушают в Приморском суде Одессы. Там же судят и Станислава Чернышова — директора организации, занимавшейся строительством и противопожарной обработкой деревянных корпусов «Виктории». Его обвиняют в присвоении чужого имущества, растрате и подделке документов.

Top