Чесні новини з усієї України!

Новая украинская школа — старая бюджетная дыра. И кто сказал, что НУШ эффективна?

Новая украинская школа — старая бюджетная дыра. И кто сказал, что НУШ эффективна?

Несмотря на длительный карантин и завершение прошлого учебного года в режиме дистанционного обучения, государство продолжает финансировать материально-техническое обеспечение образовательной концепции «Новая украинская школа» (НУШ). За последние два года на нужды НУШ в масштабах страны было выделено более 2 миллиардов гривен, но бюджетные затраты на эти цели не заканчиваются.

Недавно директор коммунального учреждения Ренийского райсовета «Районный центр по обслуживанию учреждений образования» Людмила Потрибная опубликовала в социальной сети Facebook следующее сообщение: «Получили мебель для первоклашек! Огромное спасибо техперсоналу Ренийского лицея, Ренийской гимназии и школы №3 за разгрузку!» Как видим, процесс развития НУШ продолжается, причём на всех уровнях. В частности, ещё в феврале текущего года было заявлено о том, что в Одесской области планируется выделить на «Новую украинскую школу» 66 миллионов гривен. Из этой суммы 25% предусмотрено на разработку дидактических материалов, 40% – на закупку новой мебели в классы, 35% — на приобретение компьютерного оборудования.

«На дидактику мы предусматриваем 17 миллионов гривен, на мебель – 27,2 млн грн, на компьютерное оборудование – 23,8 млн грн. Все эти средства будут распределены по количеству учеников начальных классов и школ, которые есть в Одесской области. Города районного значения будут финансировать эти цели на 30 процентов (подразумевается софинансирование – Ред.), а районы и громады – 10 процентов», – сообщил директор департамента образования и науки Одесской облгосадминистрации Александр Лончак. Он добавил, что 11,3 млн грн запланировано на повышение квалификации учителей 5-11 классов (напомним, что на протяжении последних трёх лет все учителя начальных классов прошли переподготовку, и сейчас работают по новым государственным стандартам — Ред.).

В ноябре 2019 года директор КУ «Районный центр по обслуживанию учреждений образования» Людмила Потрибная дала большое интервью газете «Ренийский вестник». В частности, Людмила Валентиновна отчиталась о расходах на развитие НУШ в Ренийском районе.

«Нашему району из областного бюджета в этом учебном году выделено 998 тысяч 630 гривен для 20-ти первых классов. Реально профинансировано 99,75%. На эти средства закуплены дидактические материалы согласно перечню, составленному Министерством образования и науки специально для НУШ; потрачено 226 тыс. 328 грн. На закупку мебели ушло 368 тыс. 935 грн, на мультимедийный контент и компьютерное оборудование – 388 тыс. 466 грн. На переобучение учителей выделено 14 тыс. 901 грн, но этих денег нам не хватило, потому что по факту было затрачено гораздо больше (это командировочные и другие расходы). Кроме того, в порядке софинансирования выделил деньги и районный бюджет – 98 тыс. 427 грн. Поскольку нам не хватило ни на мебель, ни на компьютерную технику, мы воспользовались образовательной субвенцией из государственного бюджета. Также мы получили гуманитарную помощь от правительства Финляндии – набор «Лего», который сейчас распределяем по классам. Набор универсальный, мы его получаем уже второй год подряд», — рассказала Людмила Потрибная.

Итак, вышеперечисленные показатели бюджетных расходов служат яркой иллюстрацией того размаха, с которым наше правительство осуществляет концепцию «Новая украинская школа». Денег, прямо скажем, не жалеют. Но что стоит за этим «аттракционом неслыханной щедрости»? Местные чиновники не любят отвечать на подобные вопросы и не комментируют их в своих интервью. И вот почему.

Реализация проекта НУШ, на который из госбюджета уже выделено более 2,2 млрд грн, сопровождается многочисленными управленческими просчётами и существенными рисками неэффективного внедрения. Об этом свидетельствуют результаты аудита результативности использования средств субвенции из госбюджета местным бюджетам на обеспечение НУШ. Аудит провела Счётная палата Украины, которая проверила эффективность соответствующих расходов за 2018 год и 9 месяцев 2019 года.

В первую очередь Счётная палата отметила, что концепция НУШ предусматривает внедрение нового образовательного пространства: должны быть созданы условия для учебно-познавательной деятельности, игр, художественно-творческой деятельности, отдыха с ковром для сидения и игры, стульями, креслами и т.п. Каждый ребёнок должен учиться за одноместными столами и стульями. Однако в действующих государственных санитарных нормах (ГСН) всё это не предусмотрено. В частности, Минздрав не пересмотрел устаревшие санитарные правила устройства и содержания школ, а также нормы безопасности игрушек и игр для здоровья детей. Вместе с тем Минэкономразвития не актуализировало ДСТУ/ГОСТ для школьной мебели.

В итоге Счётная палата констатировала: при таких условиях и ограничениях эффективно внедрить новое образовательное пространство в школах невозможно. Как заявил заместитель председателя Счётной палаты Андрей Майснер, ситуацию осложняют несвоевременные и некачественные управленческие решения на местах и зачастую – бесконтрольность со стороны областных госадминистраций.

Аудиторы проверили положение дел с внедрением НУШ в 127-ми школах девяти регионов Украины. За отчётный период из 2 млрд 279 млн государственных ассигнований было использовано 80%, а 17% оказались неосвоенными и находились на счетах местных бюджетов и бюджетных учреждений. По состоянию на конец 2018 года 57 млн грн было возвращено в государственный бюджет.

По данным Счётной палаты, на начало 2018-2019 учебного года требовали текущего ремонта свыше 20% комнат первых классов. Более трети ремонтов классов оплатили родители учеников. Площадь половины помещений первых классов меньше допустимого – 60 кв. м, или менее 2 кв. м на одного ученика. Поэтому субвенция используется преимущественно для улучшения материально-технической базы школ, а не на создание новой образовательной среды, что искажает цель и содержание проекта НУШ.

Проверяющие выявили также, что большинство закупленных для начальных классов комплектов школьной мебели и дидактических материалов – некачественные. Более того, во многих случаях возникли сомнения относительно их безопасности: 21 образец продукции из 29-ти проверенных не имел сертификации качества и не соответствовал нормам и стандартам.

В Счётной палате заявили, что Минобразования не утвердило чёткого и достаточного перечня дидактических материалов, музыкальных инструментов, современной мебели, компьютерного оборудования и мультимедийного контента, которые должны были приобретаться за счёт государственной субвенции. Существует лишь примерный перечень оснащения, утверждённый ещё до внедрения НУШ. Закупки мебели и технических средств обучения каждый местный отдел образования проводит отдельно, и так – по всей стране. Не была учтена и потребность в финансировании повышения квалификации и оплаты труда некоторых категорий педагогов.

«Фактически деньги субвенции распылялись между мероприятиями, для распорядителей главное было их быстрее использовать, но достигнуты ли при этом поставленные задачи, никто не анализировал. Установлено также, что Кабинет министров и МОН должным образом не контролировали соблюдение софинансирования за счёт местных бюджетов для закупки и доставки товарно-материальных ценностей для школ. МОН не собирало с департаментов образования и органов местной власти информацию о потребности в средствах субвенции. Поэтому бюджетные запросы, поданные Минобразования Минфину относительно объёма субвенции на 2018 и 2019 годы в размере 1,36 млрд грн и 1,3 млрд грн, не имеют обоснования необходимости таких расходов», — констатировала Счётная палата.

В целом по результатам аудита в девяти регионах Украины было выявлено почти 46 млн грн убытков государству и местным громадам вследствие закупки технических средств обучения, которые не отвечают потребностям, нормам и стандартам. Кроме того, 32 млн грн использовано с нарушениями законодательства в сфере публичных закупок и выполнения договорных отношений, 8 млн грн потрачено непродуктивно и неэкономно. Также установлено 24 факта использования бюджетных средств с признаками уголовных правонарушений.

Естественно, итоги работы Счётной палаты вызвали у нас интерес по поводу того, как обстоят дела с финансированием НУШ на местном уровне. В частности, мы решили узнать, каким образом проводятся тендерные процедуры, контролируют ли местные органы власти качество закупок для школ и т.д. На наши вопросы ответил начальник отдела образования, молодёжи, спорта и культуры Ренийской райгосадминистрации Владимир Дьяченко.

«Невзирая на все трудности экономического характера, государство в этом году выделило очередные деньги на «Новую украинскую школу», а именно на закупку всего необходимого оснащения образовательной среды. То есть государство понимает важность реформы среднего образования и желает её продолжать, — говорит Владимир Иванович. – Госбюджет выделяет эти средства при условии, что местная власть (в данном случае – Ренийский райсовет) утвердит софинансирование в размере 10% от объёма бюджетных расходов. В этом году государство выделило нам 1 миллион 80 тысяч гривен на оснащение школ в рамках НУШ. В свою очередь райсовет предусмотрел 108 тысяч в виде софинансирования.

Что касается процедуры освоения этих денег, то на местном уровне она такова. Раньше в отделе образования РГА действовал тендерный комитет, который сейчас существует в коммунальном учреждении райсовета «Районный центр по обслуживанию учреждений образования», поскольку именно через эту структуру проходят все финансовые операции. Состав тендерного комитета определяется приказом коммунального учреждения и действует в течение учебного года. В бухгалтерии КУ есть специалист, который занимается только тендерными процедурами.

В нынешнем году в законодательство внесены изменения, согласно которым тендерные процедуры распространяются на все товары и услуги, стоимость которых превышает 50 тысяч гривен. Поэтому через тендер проходит практически весь объём финансирования для НУШ. В том числе по закупкам мебели и мультимедийной техники.

Да, действительно, в первый год реализации концепции НУШ возникли проблемы. Они были связаны в том числе и с тем, что украинская промышленность не была готова к обеспечению НУШ мебелью и другими товарами. Это привело к тому, что многие районы просто не успели осуществить госзакупки к 1 сентября. Возникли вопросы и к качеству продукции. Больше всего претензий было к качеству мебели: иногда новую мебель приходилось тут же ремонтировать.

Наши тендеры два года подряд выигрывала харьковская фирма «Цвях» (а участвовать в тендере может любой поставщик Украины). Но в этом году она не участвовала в тендере. В конкурсе победила киевская фирма «B-Pro». Мы проверили качество их продукции и пришли к выводу, что оно лучше, чем у предыдущих поставщиков. Разумеется, существует и процедура предъявления претензий победителю тендера. Однако у нас пока не было подобных прецедентов. Например, относительно продукции фирмы «Цвях» были нарекания. Но, с другой стороны, даже в условиях всеобщего ажиотажа харьковчане вовремя выполнили наш заказ, тогда как в некоторых районах поставки затянулись до Нового года. Кроме того, отмечу, что в прошлом году за счёт остатка образовательной субвенции мы дополнительно приобрели мебель для первоклассников и планшеты для учителей».

В завершение темы хотелось бы вернуться к вышеупомянутому интервью директора коммунального учреждения Ренийского райсовета «Районный центр по обслуживанию учреждений образования» Людмилы Потрибной газете «Ренийский вестник». Особого внимания заслуживает следующее высказывание директора КУ: «Я так люблю «Новую украинскую школу», что меня начинают «ревновать» к ней, порой даже упрекают, что якобы идеализирую её, построила себе воздушные замки и на всё смотрю через розовые очки. На самом деле это не так. Я тоже волнуюсь, переживаю за результат. Столько уже вложено в НУШ, и очень хочется, чтобы всё изменилось, чтобы образовательный процесс не отставал от жизни. Всё кругом меняется, техника шагнула далеко вперёд, развиваются информационные технологии, в медицине много достижений. А школа? Она до недавних пор оставалась в прежнем своём укладе, как нечто застывшее. Вы посмотрите, как дети поменялись, они «цифровые»… То есть дети XXI века не вернутся уже к прошлому, и это надо понимать. Конечно, учителю удобно придерживаться на уроке привычного авторитарного стиля, «железной рукой» наводя порядок и поддерживая дисциплину. А что же ученик? Его личность при этом в определённой мере подавляется, поэтому мы потом и получаем отрицательное отношение к учителю».

Подписывайтесь на наш Telegram канал!

Leave a comment

Top