Чесні новини з усієї України!

ИФА-тесты. Чем занимаются ученые из России и какой «пропуск из карантина» они предлагают человечеству?

ИФА-тесты. Чем занимаются ученые из России и какой «пропуск из карантина» они предлагают человечеству?

Сразу несколько групп ученых в России и во всем мире ведут разработку максимально точного теста на антитела к новому коронавирусу.

Где-то эти тесты уже применяются, в других странах идет процесс их официальной регистрации. Результат такого теста может стать для человека пропуском для выхода из карантина: если вы, сами того не зная, переболели COVID-19, то сможете какое-то время жить и работать без опасений снова подхватить инфекцию.

Об этом пишет сайт Радио Свобода.

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (Food and Drug Administration, FDA) 1 апреля одобрило для применения первый тест такого типа, получение результатов которого занимает всего 15–20 минут. У теста на антитела (можно также встретить название «серологический тест», происходящее от названия науки о свойствах сыворотки крови) может быть несколько применений: он может использоваться в сочетании с «классическими» ПЦР-тестами на коронавирус для более полного анализа, но главное – при достаточной точности его можно использовать в качестве «пропуска» для выхода человека из карантина в условиях продолжающейся пандемии. Наличие антител к 2019-nCoV означает, что на определенный срок их носитель защищен от нового коронавируса собственным иммунитетом.

ПОДПИСЫВАЙСЯ НА НАШ ТЕЛЕГРАММ: https://t.me/znavsi 

Так, немецкий Центр по исследованию инфекционных заболеваний уже сообщил, что после тестирования как минимум 100 тысяч человек будет готов выдавать подобные «паспорта» обладателям иммунитета от нового коронавируса. Израиль, как пишут журналисты из этой страны, уже попросил Россию продать наборы для серологических тестов. Здесь обсуждается возможность тотального тестирования жителей религиозного квартала Бней-Брак в Тель-Авиве, оцепленного полицией из-за вспышки коронавируса. Бывший министр здравоохранения России, а ныне глава Федерального медико-биологического агентства Вероника Скворцова утверждает, что российские тесты на антитела к коронавирусу будут готовы уже в ближайшие дни.

Чтобы приблизить создание российского теста на антитела к 2019-nCoV, нужно собрать максимально возможное количество образцов крови людей, переболевших COVID-19. С призывом к таким людям сдать образцы своей крови обратился у себя в Фейсбуке Григорий Ефимов, глава лаборатории трансплантационной иммунологии в Национальном медицинском исследовательском центре гематологии Минздрава России.

В интервью Радио Свобода Ефимов рассказывает, зачем еще может понадобиться серологический тест на коронавирус; как долго человек может обладать иммунитетом к болезни, которая унесла жизни уже более 100 тысяч человек во всем мире; а также объясняет, почему ему пришлось бросать клич о помощи со сбором крови переболевших в социальных сетях.

– Что такое серологический тест, в частности серологический тест на коронавирус? И чем он отличается от тестов, которые сейчас массово производятся практически во всех странах мира? Как он работает?

– Серологический тест – это тест не на сам вирус, а тест, который выявляет антитела, специфичные к вирусу. Антитела развиваются у тех людей, которые переболели, или через некоторое время после того, как они встречаются с вирусом. Серологический тест обладает тем преимуществом, что хотя он чуть-чуть и запаздывает по времени, зато у него гораздо более высокая специфичность, потому что у подавляющего большинства людей, практически у всех, развивается антительный ответ к вирусу и мы можем достаточно точно сказать, что человек болел именно этой инфекцией. В частности, по данным китайских исследователей, которые наиболее продвинулись в этой области, после 10-го дня показатель антител даже более достоверен, чем выявление самого вируса, потому что у вируса короткое «окно» активной репликации, в которое можно «не попасть» и просто не поймать живого возбудителя в ту пробу, которая отбирается при ПЦР-тесте.

Лаборатория, в которой проводятся ПЦР-тесты на коронавирус, в сербском Нише

– В некоторых странах уже делают тесты на антитела к коронавирусу: например, в Чехии предлагают на выбор два: подешевле, когда кровь берут из пальца, а результат готов уже через 15 минут, и подороже, когда кровь берут из вены, а результат сообщают через несколько дней. Зачем вы занимаетесь разработкой нового теста на антитела к коронавирусу, если такие тесты уже есть?

– Безусловно, такие тесты в каких-то странах уже появились, в других странах они активно разрабатываются сразу многими группами, в России их разрабатывают несколько групп. Я знаю, что один из тестов, как было заявлено в СМИ, уже вот-вот будет зарегистрирован. Зачем разрабатывать свой, если есть импортные аналоги? Во-первых, рынок сейчас огромен, потому что происходит эпидемия невиданных масштабов, и производителям, конечно, приходится очень быстро перестраиваться, быстро производить эти тесты. Естественно, каждый производитель думает о том, чтобы обеспечить нужды жителей той страны, в которой он работает. Во-вторых, для того чтобы тест применялся в клинической практике, он должен быть зарегистрирован, и подаваться на регистрацию он должен в каждой стране отдельно. То есть производители зарубежных тестов должны иметь достаточные мощности, чтобы поставлять их и в Россию тоже, а во-вторых, они должны иметь достаточную заинтересованность, чтобы подать здесь документы на регистрацию. Думаю, что в ситуации такой остроты и такого уровня эпидемии это не очень вероятный сценарий. Если какие-то западные тесты появятся в доступности в России, это будет очень хорошо, потому что, чем больше тестов, тем больше суммарной информации о том, как устроен иммунный ответ на вирус, и как исследователю, мне, конечно, будет интересно сравнить результаты, потому что разные тесты используют разные вирусные фрагменты в качестве «приманки» для антител из крови пациентов. Любопытно, если окажется, что у каких-то пациентов возникает иммунный ответ на одни вирусные фрагменты, а на другие возникает в меньшей степени или не возникает вообще.

– О том, что у человека, перенесшего коронавирус, появляется иммунитет, сейчас уже можно говорить без всяких сомнений?

– Да, это так. И очевидно, что иммунитет появляется как минимум на какое-то время, как минимум несколько месяцев человек, перенесший коронавирусную инфекцию, может не беспокоиться о том, что он заболеет тем же самым штаммом возбудителя.

– Несколько месяцев – звучит не очень оптимистично. То есть каждые несколько месяцев надо будет проверять, остался ли иммунитет или уже исчез?

– Мы не знаем, как поведет себя конкретно этот вирус и как иммунная система с ним взаимодействует. Есть примеры вирусов, к которым развивается стойкий пожизненный иммунитет, он обеспечивает полную защиту от повторной инфекции, а есть примеры противоположные – как вирусы, которые вызывают простудные заболевания, иммунитет к которым по той или иной причине очень нестойкий, и мы снова и снова заражаемся теми же самыми вирусами. Такие примеры есть и среди коронавирусов. Другое дело, что коронавирусы, которые вызывают частые респираторные инфекции, – это вирусы, которые в эволюционном масштабе уже очень долго живут с людьми, и они научились приспосабливаться к уходу от мести иммунной системы. Если судить по вирусу, который вызывает атипичную пневмонию, SARS, то антитела к нему определялись в течение одного-двух лет после инфекции.

Пациент с COVID-19 во французской больнице

– Какова точность уже существующих на рынке тестов на антитела к коронавирусу и какой точности вы бы хотели добиться?

– Я, к сожалению, не могу судить, у меня нет информации по точности уже существующих тестов. Про точность, которой мы хотим добиться, вопрос тоже достаточно сложный. Мы сейчас используем в качестве положительного контроля сыворотки, которые мы собираем от людей, которые переболели, выздоровели и выписались из больницы, которые имеют высокий титр антител. С их помощью мы оцениваем процент выявляемости, поскольку мы используем только пациентов, у которых был заведомо детектирован РНК нового коронавируса в носоглотке. В качестве отрицательного контроля – поскольку мы не можем знать, что люди, которые не лежали в больнице и которым не был поставлен диагноз, не перенесли инфекцию в какой-то легкой форме – мы используем панель сывороток, которые были заморожены давно, до эпидемии. Люди, ставшие в свое время донорами крови для этих сывороток, тоже могли иметь ранее контакты с коронавирусами, вызывающими частую респираторную инфекцию, но не могли встречать этого конкретного возбудителя. Когда будут результаты по точности и специфичности, мы их, конечно, сделаем публичными.

– Какие антитела появляются в крови и костном мозге человека после заражения коронавирусом? Как быстро это происходит и какой у них срок жизни, сколько есть времени, чтобы успеть их «поймать» и выяснить, болел ли человек, перенес ли он инфекцию?

– Антитела появляются начиная с четвертого дня, и растягивается этот процесс у некоторых больных до 45-го дня, но наиболее часто они появляются в районе 14-го дня. После 28-го дня 95 процентов больных уже серопозитивны, то есть имеют высокий титр антител. Что касается того, как долго они сохраняются, это зависит от конкретного возбудителя, и мы пока не можем ответить на этот вопрос, поскольку пандемия длится не так долго. Как минимум они должны существовать в высоких продуктивных титрах три месяца, что для наших целей выявления является вполне достаточным окном.

– Можно ли положительный результат теста на антитела к коронавирусу использовать как своего рода пропуск в жизнь во время тотального карантина? Ведь если у человека есть иммунитет, он уже не рискует заразиться.

– Я оговорюсь, что отвечу вам как иммунолог, а не как официальное лицо, которое занимается здравоохранением. С моей точки зрения как иммунолога, да: мы предполагаем, что человек, который имеет напряженный иммунитет, высокий титр антител против коронавируса, у которого есть какая-то концентрация Т-лимфоцитов, специфичных к вирусам, не заразится повторно и может более смело контактировать с окружающим миром, чем непереболевшие люди.

– Может ли при этом человек, уже переболевший COVID-19, быть опасным для окружающих в качестве переносчика вируса?

– Из того, что мы сейчас знаем, нет. Недавно было проведено исследование на приматах, обезьян целенаправленно заражали коронавирусом, потом давали им выздороветь, а после выздоровления заражали повторно. Это было, конечно, ограниченное исследование, там было всего несколько животных, но самый тщательный анализ, с аутопсией, не выявил в этих животных никаких следов вируса. То есть пока про какое-то хроническое вирусоносительство и выделение вируса в такой ситуации речь не идет.

– Каким будет тест, над которым вы работаете? Сколько времени займет получение результата? Нужна ли будет для этого лаборатория или результат можно будет получить дома или в обычной клинике?

– Принципиальный подход, который мы используем, может быть в дальнейшем внедрен как в качестве количественного теста, который делается в формате иммуноферментного анализа, так и в качестве быстрого теста, про который вы говорили: это тест-полоска, где достаточно капли крови, чтобы дать ответ – «да» или «нет». Это уже зависит от конкретного производителя. Мы не производители, мы разработчики, мы занимаемся более ранней стадией разработки. Эту разработку можно реализовать и так, и так. Сколько времени занимает анализ? Он будет занимать, наверное, столько же, сколько анализ на антитела к любому другому вирусу, поскольку принцип его действия абсолютно такой же.

– О каком сроке примерно идет речь?

– В коммерческой лаборатории предлагают ответ по антителам к вирусу гепатита в течение срока от 1 до 3 рабочих дней. И это связано, скорее, с логистикой. Сам анализ и получение результата занимают несколько часов.

– Какую еще информацию, кроме того, переболел ли человек коронавирусом, позволяет узнать тест на антитела? Чем эта информация может быть полезна ученым или медикам?

– Во-первых, это позволяет отбирать переболевших пациентов, которые выздоровели, у которых высокая концентрация антител в крови, чтобы они могли быть донорами плазмы, которая может быть использована для лечения тяжелых больных. Такой метод лечения сейчас вроде бы уже начинает применяться и в России, он применялся в Китае и в других странах тоже. Для этого нужно определить, сколько антител есть в крови, и отобрать самых лучших доноров. Второй аспект – изменение динамики прироста антител может быть показателем, прогнозом того, насколько тяжело будет протекать инфекция у того или иного человека. Это важно и для дополнительной диагностики: как я сказал, можно «пропустить» вирус при обычном ПЦР-тесте, но увидеть антитела и понять, что это коронавирусная инфекция, а динамика прироста антител может быть диагностическим фактором.

– Насколько важна массовость такого тестирования во время пандемии? Всемирная организация здравоохранения говорит, что важно тестировать как можно больше людей на сам вирус. Насколько важна массовость серологических тестов во время эпидемии или пандемии?

– Если мы предполагаем, что многие люди уже могли перенести коронавирус без симптомов или в мягкой форме, а основания полагать так у нас есть, то это важно. Во-первых, для прогнозирования того, сколько осталось незараженных и с какой скоростью будет дальше развиваться инфекция. Во-вторых, это важно для того, чтобы можно было выпускать людей из изоляции, чтобы они могли как-то заниматься хозяйственной деятельностью и приносить пользу себе и окружающим.

– Вы обратились в фейсбуке к своим читателям, у которых был выявлен коронавирус и которые переболели COVID-19, с просьбой поделиться кровью для разработки теста на антитела. Почему вам приходится бросать клич в социальной сети? Неужели российский Минздрав, в структуру которого входит ваша лаборатория, не отбирает у переболевших кровь централизованно для будущих научных исследований?

– Автоматически кровь для исследований ни у кого отбирать нельзя. Существуют этические нормы, человек должен добровольно сдать кровь. Это одно соображение. Второе соображение: мы, конечно, взаимодействуем с различными клиниками, сейчас все больше и больше налаживаются цепочки, и они будут перенаправлять пациентов к нам, говорить им, что проходит такое исследование, предлагать им в нем участвовать. Зачем я это сделал через социальные сети? Во-первых, в такое время все люди очень активно помогают друг другу, и это тоже неплохой способ.

ПОДПИСЫВАЙСЯ НА НАШ ТЕЛЕГРАММ: https://t.me/znavsi 

Во-вторых, нам было важно получить кровь от людей, которые уже вышли из больницы, уже прошли необходимый карантин после госпитализации. Эти люди уже находятся дома, они уже не в ведении врачей, и таких людей, на самом деле, не так много, потому что это самая первая волна тех, кто прошел все стадии болезни. Так их просто удобнее находить, и этот призыв уже можно считать успешным: мы нашли большое количество людей, которые откликнулись, целыми семьями, они приезжают и сдают кровь. На первом этапе нам было важно отобрать людей, которые уже не представляют никакой опасности с точки зрения выделения вируса, чтобы мы могли у них взять кровь.

– Вы пишете, что вам и еще одной группе российских ученых уже удалось разработать прототип теста на антитела к новому коронавирусу. Чем прототип отличается от работающего теста? И сколько времени может занять путь от прототипа к готовому продукту?

– Я думаю, что тест другой группы, о которой заявил Роспотребнадзор, будет зарегистрирован в течение ближайшей недели, она продвинулась гораздо дальше. Я знаю еще несколько групп, которые тоже делают свои тесты. Чем отличается прототип от работающего теста? Тем, что, во-первых, прототип произведен в лабораторных условиях, а работающий тест, который будет зарегистрирован, будет произведен на производственной площадке, которая для этого предназначена. Мы сейчас ведем переговоры с разными площадками. Надеемся, что кто-то возьмется производить наш тест. После этого тот тест, который произведен в профессиональных условиях, должен быть валидирован на контрольных образцах, и на последнем этапе должны быть получены расчетные показатели его специфичности, – говорит Григорий Ефимов.

Точность серологических тестов остается одним из основных препятствий на пути к их массовому применению. В Великобритании, сообщает Guardian, правительство заказало 3,5 миллиона таких тестов, однако, как выяснилось, они слишком часто дают ложноположительный результат, реагируя на антитела к «обычным», ранее известным коронавирусам. Человек с таким результатом теста может ошибочно полагать, что он неуязвим для 2019-nCoV. Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон, заболевший COVID-19, говорил, что такие тесты могут стать переломным моментом в борьбе с распространением новой инфекции. Теперь депутат от его партии, возглавляющий комитет парламента по науке и технологиям, требует от Национальной службы здравоохранения раскрыть информацию о том, у каких компаний были куплены недостаточно точные тесты на антитела к коронавирусу и почему условием перечисления денег за них не была поставлена фактическая точность тестирования.

Справка ЗНАТОКОВ

Министр здравоохранения Украины Максим Степанов подтвердил, что определенное количество украинцев болеют совершенно бессимптомно.

Количество украинцев, бессимптомно переболевших коронавирусной инфекцией COVID-19, будет определено после введения тестирования по методике иммуноферментного анализа (ИФА), сообщил Степанов.

По его словам, сейчас еще очень сложно говорить о том, какой процент украинцев переболели без симптомов.

«Не существует достоверной информации о бессимптомности, поскольку это возможно, только если будет введено ИФА-тестирование, которое сейчас проходит экспертизы», — сказал он.

Как ЗНАЮТ ВСЕ, врач из Запорожья рассказал об ужасающих условиях жизни.

Leave a comment

ukraina.net.ua - каталог сайтов Украины

Top